Интервью с Павлом Лаптаевым: о программе модернизации существующих радаров, возможностях новых станций с ИИ и многом другом

В 2018 году в России было создано сплошное радиолокационное поле Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), которая должна отслеживать пуски баллистических ракет по территории страны. Сегодня стоят задачи обнаружения любых средств поражения и контроля космического пространства. Генеральный директор АО "РТИ", разрабатывающего станции СПРН, Павел Лаптаев рассказал в интервью ТАСС о программе модернизации существующих радаров, возможностях новых станций с искусственным интеллектом, новых радиолокационных системах досмотра для аэропортов, а также о том, будут ли компьютеры Национального центра управления обороной РФ принимать решения за военных.

— Павел Сергеевич, вы стали генеральным директором РТИ в сентябре 2019 года. Какие планы перед собой ставите и как оцениваете сейчас положение РТИ?

— Положение РТИ стабильно. Мы выполняем государственные оборонные заказы. В прошлом году сдали два крупных контракта. Один проект — станцию "Контейнер" — выполнили полностью. Это станция нового семейства, была поставлена на боевое дежурство в декабре в Республике Мордовия. Второй крупный контракт, который мы ведем, — создание автоматизированной системы управления (АСУ) военной организации государства. В 2019 году успешно сдали технический проект заказчику и приступили к следующему этапу. Для нас это важный шаг, который позволит подтвердить реноме РТИ как успешного исполнителя в области АСУ.

По остальным направлениям все контракты, которые запланированы, идут в плановом режиме. С точки зрения планов план у нас один — в сроки выполнять контракты.

— Расскажите, какие новые контракты заключаются сейчас с Минобороны?

— Что касается системы СПРН и системы обеспечения безопасности России, то пару лет назад завершился цикл работ по СПРН, и радиолокационное поле сейчас замкнуто. На сегодняшний день у нас осталось буквально несколько проектов, два из них крупные — станция в Мурманске и станция в Воркуте. Следующий этап развития СПРН — модернизация и цифровизация станций, которые уже построены. Часть станций, которые сейчас есть на границах России и за ее пределами, — аналоговые, построены на принципах 15–20-летней давности. Сейчас технологии сильно поменялись, и следующая задача предусматривает переход этих станций в полностью цифровую плоскость: использование вычислительных мощностей типа ЦОД (центр обработки данных), искусственного интеллекта (машинного обучения), анализа Big Data, объединение всех наших станций, работающих в радиолокационном поле, в единую информационную систему, которая будет передавать необходимую информацию для принятия решений.

— План модернизации станций уже разработан?

— Мы ведем проект по построению логики модернизации существующих станций. Этот проект будет завершен в 2020 году, и мы перейдем к этапу опытно-конструкторской работы по формированию доказательной базы, формированию технических решений по модернизации каждой отдельной станции.

— Какой период времени понадобится для модернизации?

— Модернизация обеспечивает опережение наращивания характеристик средств нападения вероятных агрессоров. Новые технологии обеспечивают кратчайшие сроки модернизации.

— На сколько будет продлен срок эксплуатации станций после модернизации?

— В составе СПРН есть станции, работающие более 40 лет. Предусматривается плановая модернизация, позволяющая обеспечивать требуемые характеристики, поэтому невозможно сказать, на сколько продлится срок эксплуатации станций. Он практически не ограничен. Вопрос в том, какие будут угрозы и смогут ли имеющиеся и модернизированные станции отвечать новым требованиям.

— Какие задачи перед РЛС будут стоять в будущем?

— Контроль космического пространства, обнаружение пусков всех летательных средств, контроль за массовым перебазированием. Вопрос в скорости определения, точности координат и характеристик объекта. Сейчас новый вопрос — работа с объектами, которые летят не по баллистической траектории, которые имеют возможность программируемого управления полетом.

— Вы упомянули, что модернизация РЛС будет подразумевать внедрение элементов искусственного интеллекта. О чем речь?

— Это, скорее, машинное обучение. Сейчас все объекты, использующие большое количество данных, переходят на использование таких средств обработки информации. Это позволяет существенно ускорить определение характеристик и типа объектов, направление полета. На ряде наших станций, в том числе дежурящих, мы уже тестируем эти системы. Результатом внедрения искусственного интеллекта будет определение большего количества сопровождаемых объектов, более точное и быстрое определение координат и направления полета.

— А с точки зрения кибербезопасности РТИ планирует усиливать свои РЛС?

— Все РЛС защищены в соответствии с теми требованиями, которые выдвигает Минобороны по защите этих объектов. Сейчас мы активно разрабатываем и внедряем российские средства: многие станции начинают работать на отечественных микропроцессорах "Эльбрус" и на российских операционных системах.

— РТИ сейчас активно работает над терагерцевыми технологиями. Могли бы рассказать подробней?

—  Действительно, сейчас мы ведем такую инициативную работу. На наш взгляд, это технология будущего, потому что она позволяет при достаточно низком энергопотреблении решать достаточно интересные задачи. Даже не в области обеспечения обороны, это отдельное направление, а в общегражданских, практических, бытовых целях. Первый продукт, который мы планируем сделать в виде макетного образца и вывести на рынок, — система досмотра.

Сейчас достаточно много внимания уделяется безопасности объектов с высокой степенью людской активности — аэропорты, вокзалы, стадионы, места массового скопления людей. Рамки, которые на сегодняшний день стоят в таких местах, существенно замедляют поток — образуются очереди, давка. Наша система позволяет в силу скрытой установки и отсутствия барьерной среды сканировать проходящий поток. Эта система уникальна по конструкции, она содержит ряд антенн с передатчиками и приемниками. Система сканирует проходящий поток, и в толпе определяются и классифицируются потенциально опасные объекты: огнестрельное оружие, колюще-режущие предметы, взрывчатые отравляющие вещества.

В разработке системы досмотра применяются наши компетенции из области радиолокации — главным образом алгоритмы обработки информации, опыт работы с огромными массивами входной информации

Росгвардия с интересом отреагировала на такой проект. Они попросили нас довести эту технологию до продукта. Мы выбрали для себя мобильное направление — комплекс будет устанавливаться на платформе. Сейчас у нас есть макетный образец. Задача ближайших двух-трех месяцев — собрать всю начинку в оболочку. К форуму "Армия-2020" будем готовы показать работающую систему.

— Могут ли быть созданы терагерцевые РЛС? На что они будут способны?

— Да, безусловно. Такие РЛС будут способны обнаруживать малые беспилотники, работать в космосе. Терагерцевая технология при достаточно низком энергопотреблении позволяет концентрировать луч на достаточно компактном объекте и с высокой точностью, недостижимой в других диапазонах, определять формы, материалы, а также скорости и траектории движения объектов.

— Когда терагерцевые станции войдут в обиход?

— Терагерцевая технология будет преобразована в продукт в течение пяти лет. С учетом того, что только в 2019 году нам удалось достичь значимых результатов, мы освоили элементную базу, научились определять объекты, материалы. Теперь надо написать программное обеспечение, которое на основании накопленной информации будет достаточно быстро определять категорию объекта и эффективно работать с оператором.

Эта задача займет больше времени, чем создание непосредственно макетного образца, потому что здесь необходимо накопление знаний и использование методов машинного обучения

— Вы также ведете работы по радиофотонике. Какие достижения в этом направлении?

— Нами уже создан экспериментальный прототип локатора с использованием радиофотонных элементов. Мы провели на нем ряд испытаний по обнаружению и сопровождению полета беспилотника, по их результатам определили дальнейшие направления наших исследований. Но один холдинг РТИ до продукции эту технологию довести не сможет, требуется кооперация многих предприятий, в том числе тех, которые занимаются разработкой инновационных материалов и компонентной базы.

— РТИ участвовало в создании Национального центра управления обороной РФ. Есть планы по его модернизации, может, по внедрению элементов искусственного интеллекта?

— Мы как раз этим сейчас и занимаемся. У нас заключен большой контракт на развитие специального программного обеспечения.

Конечно, делегировать принятие решения искусственному интеллекту военные не планируют. Мы развиваем систему в несколько другом направлении — помощь в принятии решений. Для того чтобы должностные лица обладали всей необходимой информацией для принятия грамотного решения, чтобы было понимание, какие силы и средства есть в наличии, какая обстановка в подведомственных военных частях.

Есть второе направление — направление прогнозирования чрезвычайных ситуаций. Когда на основе ретроспективных данных мы строим определенные прогнозы по наводнению, пожарам. Это позволяет достаточно быстро мобилизовать силы и средства Росгвардии, Минобороны, МЧС в определенных местах.

— А кибербезопасность Национального центра Минобороны РФ вы усиливаете?

—  Мы движемся в этом направлении, переводим все на отечественное ПО, российские процессоры, российские системы. Использование отечественного ПО сильно повышает киберустойчивость наших систем, позволяет с большей степенью защиты охранять данные.

— У вас есть проблемы с импортозамещением? Уровень российской электронно-компонентной базы вас устраивает?

— Доля импортных электрорадиоизделий в общем объеме станции составляет не выше 25–30%. Мы, безусловно, ищем российские аналоги, занимаемся самостоятельным импортозамещением, ищем возможности по замещению той импортной базы, которая стоит на текущих РЛС, но это требует времени.

— Ведете ли вы работы по региональным ситуационным центрам в военных округах?

— Сегодня у нас есть действующий контракт на создание системы, которая обеспечивает сбор информации на всех уровнях. Развертывание системы по действующему контракту подразумевает интеграцию только на федеральном уровне. Дальнейшее развитие будет осуществляться уже по другим контрактам.

— Делают ли предприятия РТИ продукцию для авиационной отрасли?

— Мы ведем разработки системы широкополосной связи для вертолетов. Она устанавливается на вертолет Ка-52 в качестве системы связи. Ка-52 является на сегодняшний день единственным вертолетом в мире, который оснащен системой передачи данных на больших скоростях.  Также данный комплекс связи устанавливается на вертолеты в экспортном исполнении.

— Какую еще продукцию РТИ продает за рубеж?

— У нас есть целый ряд проектов, которые мы ведем с нашими зарубежными партнерами. Например, проекты в области АСУ (Индонезия, Индия, Иран) — все, что касается создания "умного" города и ситуационных центров для органов государственной власти. Есть планы по созданию комплексной системы раннего предупреждения о чрезвычайных ситуациях в Индонезии.

Как и в России, в Индонезии высок процент чрезвычайных ситуаций природного характера: наводнения, тайфуны, пожары, землетрясения. РТИ совместно с индонезийскими партнерами планирует разработать и ввести в эксплуатацию один из важнейших элементов такой системы — систему раннего предупреждения о наводнениях.

Она позволит индонезийскому МЧС качественно улучшить прогноз наступления чрезвычайной ситуации и тем самым повысить скорость реагирования сил и средств МЧС, снизить жертвы среди населения. Мы провели ряд двусторонних встреч и технических консультаций с руководством МЧС Индонезии, Национальной метеослужбой, службой "Центрспас" Индонезии и рядом других ведомств. Индонезийские специалисты высоко оценили опыт и технологии РТИ и предложили нам долгосрочное сотрудничество. Сейчас мы активно работаем над этим проектом.

В создании подобных систем и ситуационных центров заинтересованы и другие страны. Индия направила запрос на создание аналогичной системы в трех индийских штатах. Мы проводим активные переговоры с индийскими специалистами, чтобы определить круг первоочередных задач в этой области. Создание Центра управления кризисными ситуациями обсуждается с Ираном. В общем, мы достаточно активны на внешнем рынке в этой области компетенций.

— А устанавливать российские РЛС за рубежом планируете?

— В этом направлении большинство проектов реализуется с участием российского государственного посредника — "Рособоронэкспорта". Цифры и детали раскрывать не стану, но скажу, что наши РЛС высоко конкуренты, а в отдельных случаях — уникальны на мировом рынке.

Поэтому многие зарубежные партнеры России обращаются с предложениями купить наши радиолокационные комплексы. Это —  Китай, Индия, Вьетнам и целый ряд стран Ближнего Востока и Северной Африки. Характер заявки иностранного заказчика определяется стратегией применения национальных вооруженных сил. Например, страны с протяженной морской границей интересуются нашей загоризонтной РЛС ПВ "Подсолнух". Страны, нацеленные на развитие военно-космических сил и средств контроля космического пространства, закупают наши РЛС космического обнаружения. Проектов много, и к каждому из них мы относимся с высоким вниманием и концентрацией.

URL